русый волос бледный цвет лица

Лето Господне — Шмелев И.С.

Я просыпаюсь от резкого света в комнате: голый какой-то свет, холодный, скучный. Да, сегодня Великий Пост. Розовые занавески, с охотниками и утками, уже сняли, когда я спал, и оттого так голо и скучно в комнате. Сегодня у нас Чистый Понедельник, и все у нас в доме чистят. Серенькая погода, оттепель. Капает за окном — как плачет.

Праздники

Я просыпаюсь от резкого света в комнате: голый какой-то свет, холодный, скучный. Да, сегодня Великий Пост. Розовые занавески, с охотниками и утками, уже сняли, когда я спал, и оттого так голо и скучно в комнате. Сегодня у нас Чистый Понедельник, и все у нас в доме чистят. Серенькая погода, оттепель. Капает за окном — как плачет. Старый наш плотник — «филёнщик» Горкин, сказал вчера, что масленица уйдет — заплачет. Вот и заплакала — кап… кап… кап… Вот она! Я смотрю на растерзанные бумажные цветочки, назолоченый пряник «масленицы» — игрушки, принесенной вчера из бань: нет ни медведиков, ни горок, — пропала радость. И радостное что-то копошится в сердце: новое все теперь, другое. Теперь уж «душа начнется», — Горкин вчера рассказывал, — «душу готовить надо». Говеть, поститься, к Светлому Дню готовиться.

Отец не уехал по делам: особенный день сегодня, строгий, — редко кричит отец. Случилось что-нибудь важное. Но ведь он же его простил за пьянство, отпустил ему все грехи: вчера был прощеный день. И Василь-Василич простил всех нас, так и сказал в столовой на коленках — «всех прощаю!». Почему же кричит отец?

Отворяется дверь, входит Горкин с сияющим медным тазом. А, масленицу выкуривать! В тазу горячий кирпич и мятка, и на них поливают уксусом. Старая моя нянька Домнушка ходит за Горкиным и поливает, в тазу шипит, и подымается кислый пар, — священный. Я и теперь его слышу, из дали лет. Священный… — так называет Горкин. Он обходит углы и тихо колышет тазом. И надомной

Источник

Лето Господне — Шмелев И.С.

Я просыпаюсь от резкого света в комнате: голый какой-то свет, холодный, скучный. Да, сегодня Великий Пост. Розовые занавески, с охотниками и утками, уже сняли, когда я спал, и оттого так голо и скучно в комнате. Сегодня у нас Чистый Понедельник, и все у нас в доме чистят. Серенькая погода, оттепель. Капает за окном — как плачет.

Праздники

Я просыпаюсь от резкого света в комнате: голый какой-то свет, холодный, скучный. Да, сегодня Великий Пост. Розовые занавески, с охотниками и утками, уже сняли, когда я спал, и оттого так голо и скучно в комнате. Сегодня у нас Чистый Понедельник, и все у нас в доме чистят. Серенькая погода, оттепель. Капает за окном — как плачет. Старый наш плотник — «филёнщик» Горкин, сказал вчера, что масленица уйдет — заплачет. Вот и заплакала — кап… кап… кап… Вот она! Я смотрю на растерзанные бумажные цветочки, назолоченый пряник «масленицы» — игрушки, принесенной вчера из бань: нет ни медведиков, ни горок, — пропала радость. И радостное что-то копошится в сердце: новое все теперь, другое. Теперь уж «душа начнется», — Горкин вчера рассказывал, — «душу готовить надо». Говеть, поститься, к Светлому Дню готовиться.

Отец не уехал по делам: особенный день сегодня, строгий, — редко кричит отец. Случилось что-нибудь важное. Но ведь он же его простил за пьянство, отпустил ему все грехи: вчера был прощеный день. И Василь-Василич простил всех нас, так и сказал в столовой на коленках — «всех прощаю!». Почему же кричит отец?

Отворяется дверь, входит Горкин с сияющим медным тазом. А, масленицу выкуривать! В тазу горячий кирпич и мятка, и на них поливают уксусом. Старая моя нянька Домнушка ходит за Горкиным и поливает, в тазу шипит, и подымается кислый пар, — священный. Я и теперь его слышу, из дали лет. Священный… — так называет Горкин. Он обходит углы и тихо колышет тазом. И надомной

Источник

С каким удовольствием она сейчас удавила бы Пашку за то, что забил в ее мобилу этот звонок, раздраженно подумала Алина, с ненавистью глядя на свой сотовый. К сожалению, абонент в настоящий момент находился вне зоны ее доступа, и удавить эту подлую скотину не получится. Свалил к близкой подруге Лизавете, а ей оставил на память вопли долбанутого ребенка. Она же просила что-нибудь такое… типа «Лондон-Париж»… Или «Never let you go» … Иракли и Билан. Билан и Иракли. Отстой, конечно, попса, но ребенок, которого надо в дурдом сдать, пока связки не посадил, намного хуже.

Как ей теперь другой звонок установить? В принципе, нет ничего невозможного… для людей с интеллектом, если руки из правильных мест растут, а если они растут из…

За окном кружился белый пух, оседал на траву, деревья и кусты, лип к подоконнику, лез в форточку — даже антимоскитная сетка не помогала. Песня еще, как назло, пристала. Снег кружится, летает, летает, и, поземкою клубя… Заметает, блин, заметает, все, что было до тебя. До него все было прекрасно, ни соплей, ни распухшего носа. А снег не знал и падал…. А снег не знал и падал…. Не знал, собака, что у нее из-за этого глаза теперь узкие, как у китайца, и пришлось взять отпуск за свой счет на две недели, потому что больничный ей не дали. Изверги! Плевать всем, что у нее аллергия, и она помирает в период цветения тополей, которые на своем пуху разносят споры злаковых, пыльцу растений и прочие гадкие аллергены. Пейте антигистаминные препараты. Можно подумать, она не пьет! Жрет таблетки горстями, в нос брызгает спреями, а все без толку, только в сон клонит и сухо во рту. Невозможно так жить! Невозможно! Когда, наконец, в Москве станет так же, как во всем цивилизованном мире? Когда местные домоуправы научатся различать тополя по половому признаку и начнут спиливать девочек, оставляя мальчиков? Алина читала, что в Париже и Вене такого безобразия

Источник

нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ. уФЙИПФЧПТЕОЙС 1906 -- 1941

He УНЕКФЕУШ ЧЩ ОБД АОЩН РПЛПМЕОШЕН! чЩ ОЕ РПКНЕФЕ ОЙЛПЗДБ, лБЛ НПЦОП ЦЙФШ ПДОЙН УФТЕНМЕОШЕН, мЙЫШ ЦБЦДПК ЧПМЙ Й ДПВТБ... чЩ ОЕ РПКНЕФЕ, ЛБЛ РЩМБЕФ пФЧБЗПК ВТБООПК ЗТХДШ ВПКГБ, лБЛ УЧСФП ПФТПЛ ХНЙТБЕФ, дЕЧЙЪХ ЧЕТОЩК ДП ЛПОГБ! фБЛ ОЕ ЪПЧЙФЕ ЙИ ДПНПК й ОЕ НЕЫБКФЕ ЙИ УФТЕНМЕОШСН, -- чЕДШ ЛБЦДЩК ЙЪ ВПКГПЧ -- ЗЕТПК! зПТДЙФЕУШ АОЩН РПЛПМЕОШЕН! (1906) --------

ч УФБТПН ЧБМШУЕ ЫФТБХУПЧУЛПН ЧРЕТЧЩЕ нЩ ХУМЩЫБМЙ ФЧПК ФЙИЙК ЪПЧ, у ФПК РПТЩ ОБН ЮХЦДЩ ЧУЕ ЦЙЧЩЕ й ПФТБДЕО ВЕЗМЩК ВПК ЮБУПЧ. нЩ, ЛБЛ ФЩ, РТЙЧЕФУФЧХЕН ЪБЛБФЩ, хРЙЧБСУШ ВМЙЪПУФША ЛПОГБ. чУЕ, ЮЕН Ч МХЮЫЙК ЧЕЮЕТ НЩ ВПЗБФЩ, оБН ФПВПА ЧМПЦЕОП Ч УЕТДГБ. л ДЕФУЛЙН УОБН ЛМПОСУШ ОЕХФПНЙНП, (вЕЪ ФЕВС МЙЫШ НЕУСГ Ч ОЙИ ЗМСДЕМ!) фЩ ЧЕМБ УЧПЙИ НБМАФПЛ НЙНП зПТШЛПК ЦЙЪОЙ РПНЩУМПЧ Й ДЕМ. у ТБООЙИ МЕФ ОБН ВМЙЪПЛ, ЛФП РЕЮБМЕО, уЛХЮЕО УНЕИ Й ЮХЦД ДПНБЫОЙК ЛТПЧ... оБЫ ЛПТБВМШ ОЕ Ч ДПВТЩК НЙЗ ПФЮБМЕО й РМЩЧЕФ РП ЧПМЕ ЧУЕИ ЧЕФТПЧ! чУЕ ВМЕДОЕК МБЪХТОЩК ПУФТПЧ-ДЕФУФЧП, нЩ ПДОЙ ОБ РБМХВЕ УФПЙН. чЙДОП ЗТХУФШ ПУФБЧЙМБ Ч ОБУМЕДУФЧП фЩ, П НБНБ, ДЕЧПЮЛБН УЧПЙН! --------

(пфтщчпл)

зДЕ-ФП НБСФОЙЛ ЛБЮБМУС, ЗПМПУБ ЪЧХЮБМЙ РШСОП. рТЕЙНХЭЕУФЧП НБДЕТЩ С ДПЛБЪЩЧБМ У ФТХДПН. чДТХЗ ЪБНЕФЙМ С, ЛБЛ Ч РМСУЛЕ ЪБЛТХЦЙМЙУС УФБЛБОЩ, чЩЪЩЧБАЭЕ УЧЕТЛБС ПУМЕРЙФЕМШОЩН УФЕЛМПН. юФП ЧЩ, ДЕТЪЛЙЕ, ЛТХЦЙФЕУШ, ЧЕДШ ОБУФТПЕО С ОЕ ЛТПФЛП. с РПЛМПООЙЛ ВПЗБ чБЛИБ, С ПФОЩОЕ УБН ОЕ УЧПК. б Ч УПУЕДОЕК ЪБМЕ РЕМЙ, Й РПЛБЮЙЧБМБУШ МПДЛБ, й УНЩЛБМЙУШ У РМЕУЛПН ЧПМОЩ ОБД ХУФБЧЫЕК ЗПМПЧПК. --------

рТПУОХМБУШ ХМЙГБ. зМСДЙФ, ХУФБМБС зМБЪБНЙ ИНХТЩНЙ ОЕНЩИ ПЛПО оБ МЙГБ УПООЩЕ, ПФ УФХЦЙ БМЩЕ, юФП ЗПОСФ ДХНБНЙ ХРПТОЩК УПО. рПЛТЩФЩ ЙОЕЕН ДЕТЕЧШС ЮЕТОЩЕ, -- уМЕДПН ФБЙОУФЧЕООЩН ЪБВБЧ ОПЮОЩИ, ч РБТЮЕ УЙСАЭЕК УФПСФ НЙОПТОЩЕ, лБЛ ВХДФП НЕТФЧЩЕ УТЕДЙ ЦЙЧЩИ. нЕМШЛБЕФ УЕТПЕ РБМШФП ЙЪНСФПЕ, жХТБЦЛБ У ЧЕОЮЙЛПН, ХОЩМЩК МЙЛ й ТХЛЙ ЛТБУОЩЕ, Л ХЫБН РТЙЦБФЩЕ, й ЮЕТОЩК ЖБТФХЮЕЛ УП УЧСЪЛПК ЛОЙЗ. рТПУОХМБУШ ХМЙГБ. зМСДЙФ, ХЗТАНБС

Источник

Вернувшийся к рассвету

Так, стоп, это из другой оперы, тьфу, то есть песни. Кудрявая там, а не красивая и гудок поёт весело, а не громко. Но это всё мелкие частности. Меня гораздо больше волнует сегодняшнее утро. Моё личное утро, по всем приметам и данным мне в безвозмездное пользование ощущениям какое-то необычное, из бесчисленного ряда предыдущих моих ранних подъёмов выдающееся и начинающееся довольно нестандартно. Странное, природу его, утро. Не слышен привычный и поэтому, никогда мною не замечаемый, шорох раздвигаемых жалюзи. Неожиданно и вдруг пропал назойливый гул кондиционера, тоже ставший для моего слуха естественным фоном, и отсутствует бессмысленное ритмично-мелодичное повизгивание давно исчезнувшей и превратившейся в прах рок-поп-рэп 'дивы' из колонок на потолке. Классика, мля. Вот кто бы мог подобное предположить или подумать? Ладно, черт с ними, не мне судить, но вот где всё? Куда вдруг делось?

репейное масло маска от секущихся кончиков волос
Секущиеся кончики способны испортить даже самую красивую шевелюру. Некоторым приходиться всю свою жизнь бороться с этой проблемой, прибегая то к дорогущим шампуням и бальзамам, то обрезая сразу несколько сантиметров.

Куда исчезли, куда в одночасье сгинули вдруг все привычные для меня звуки, шорохи, жужжания? Что за неведомый катаклизм дерзнул изменить столь кардинально привычное начало дня? Кто посмел? Перестали меня бояться или стало скучно, и решили побезобразничать немного? И почему не включается настенная панель визора и на мои уши симпатичной дикторшей не вываливается очередная порция очень 'важных' новостей из уголков мира? Почему, чёрт вас всех возьми, по-прежнему темно и утренний свет не слепит мои глаза, заставляя щуриться и недовольно отворачиваться в сторону? Кто или что лишило меня тех тривиальных до пошлости мелочей, что окружают нас каждую минуту каждого дня, что не замечаются никем и никогда, но при отсутствии чего становиться неуютно и тревожно? Хм, даже чуть страшно делается. И, чудится, что в темноте спальни по холодному полу всюду разбросаны острые иголки, злобно вожделеющие проткнуть кожу моих босых ступней. Всё это чушь, конечно, но встав

Источник

Вернувшийся к рассвету

Так, стоп, это из другой оперы, тьфу, то есть песни. Кудрявая там, а не красивая и гудок поёт весело, а не громко. Но это всё мелкие частности. Меня гораздо больше волнует сегодняшнее утро. Моё личное утро, по всем приметам и данным мне в безвозмездное пользование ощущениям какое-то необычное, из бесчисленного ряда предыдущих моих ранних подъёмов выдающееся и начинающееся довольно нестандартно. Странное, природу его, утро. Не слышен привычный и поэтому, никогда мною не замечаемый, шорох раздвигаемых жалюзи. Неожиданно и вдруг пропал назойливый гул кондиционера, тоже ставший для моего слуха естественным фоном, и отсутствует бессмысленное ритмично-мелодичное повизгивание давно исчезнувшей и превратившейся в прах рок-поп-рэп 'дивы' из колонок на потолке. Классика, мля. Вот кто бы мог подобное предположить или подумать? Ладно, черт с ними, не мне судить, но вот где всё? Куда вдруг делось?

как получить белый цвет при смешивании красок для волос
я дома делаю для внука пластилин из муки. коричневый цвет получаю, смешивая кофе или какао. с кофе получается посветлее, с какао потемнее.

Из желтого сделать серый можно добавлением фиолетового и белого. Синий пигме

Куда исчезли, куда в одночасье сгинули вдруг все привычные для меня звуки, шорохи, жужжания? Что за неведомый катаклизм дерзнул изменить столь кардинально привычное начало дня? Кто посмел? Перестали меня бояться или стало скучно, и решили побезобразничать немного? И почему не включается настенная панель визора и на мои уши симпатичной дикторшей не вываливается очередная порция очень 'важных' новостей из уголков мира? Почему, чёрт вас всех возьми, по-прежнему темно и утренний свет не слепит мои глаза, заставляя щуриться и недовольно отворачиваться в сторону? Кто или что лишило меня тех тривиальных до пошлости мелочей, что окружают нас каждую минуту каждого дня, что не замечаются никем и никогда, но при отсутствии чего становиться неуютно и тревожно? Хм, даже чуть страшно делается. И, чудится, что в темноте спальни по холодному полу всюду разбросаны острые иголки, злобно вожделеющие проткнуть кожу моих босых ступней. Всё это чушь, конечно, но встав

Источник

нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ. уФЙИПФЧПТЕОЙС 1906 -- 1941

He УНЕКФЕУШ ЧЩ ОБД АОЩН РПЛПМЕОШЕН! чЩ ОЕ РПКНЕФЕ ОЙЛПЗДБ, лБЛ НПЦОП ЦЙФШ ПДОЙН УФТЕНМЕОШЕН, мЙЫШ ЦБЦДПК ЧПМЙ Й ДПВТБ... чЩ ОЕ РПКНЕФЕ, ЛБЛ РЩМБЕФ пФЧБЗПК ВТБООПК ЗТХДШ ВПКГБ, лБЛ УЧСФП ПФТПЛ ХНЙТБЕФ, дЕЧЙЪХ ЧЕТОЩК ДП ЛПОГБ! фБЛ ОЕ ЪПЧЙФЕ ЙИ ДПНПК й ОЕ НЕЫБКФЕ ЙИ УФТЕНМЕОШСН, -- чЕДШ ЛБЦДЩК ЙЪ ВПКГПЧ -- ЗЕТПК! зПТДЙФЕУШ АОЩН РПЛПМЕОШЕН! (1906) --------

ч УФБТПН ЧБМШУЕ ЫФТБХУПЧУЛПН ЧРЕТЧЩЕ нЩ ХУМЩЫБМЙ ФЧПК ФЙИЙК ЪПЧ, у ФПК РПТЩ ОБН ЮХЦДЩ ЧУЕ ЦЙЧЩЕ й ПФТБДЕО ВЕЗМЩК ВПК ЮБУПЧ. нЩ, ЛБЛ ФЩ, РТЙЧЕФУФЧХЕН ЪБЛБФЩ, хРЙЧБСУШ ВМЙЪПУФША ЛПОГБ. чУЕ, ЮЕН Ч МХЮЫЙК ЧЕЮЕТ НЩ ВПЗБФЩ, оБН ФПВПА ЧМПЦЕОП Ч УЕТДГБ. л ДЕФУЛЙН УОБН ЛМПОСУШ ОЕХФПНЙНП, (вЕЪ ФЕВС МЙЫШ НЕУСГ Ч ОЙИ ЗМСДЕМ!) фЩ ЧЕМБ УЧПЙИ НБМАФПЛ НЙНП зПТШЛПК ЦЙЪОЙ РПНЩУМПЧ Й ДЕМ. у ТБООЙИ МЕФ ОБН ВМЙЪПЛ, ЛФП РЕЮБМЕО, уЛХЮЕО УНЕИ Й ЮХЦД ДПНБЫОЙК ЛТПЧ... оБЫ ЛПТБВМШ ОЕ Ч ДПВТЩК НЙЗ ПФЮБМЕО й РМЩЧЕФ РП ЧПМЕ ЧУЕИ ЧЕФТПЧ! чУЕ ВМЕДОЕК МБЪХТОЩК ПУФТПЧ-ДЕФУФЧП, нЩ ПДОЙ ОБ РБМХВЕ УФПЙН. чЙДОП ЗТХУФШ ПУФБЧЙМБ Ч ОБУМЕДУФЧП фЩ, П НБНБ, ДЕЧПЮЛБН УЧПЙН! --------

(пфтщчпл)

зДЕ-ФП НБСФОЙЛ ЛБЮБМУС, ЗПМПУБ ЪЧХЮБМЙ РШСОП. рТЕЙНХЭЕУФЧП НБДЕТЩ С ДПЛБЪЩЧБМ У ФТХДПН. чДТХЗ ЪБНЕФЙМ С, ЛБЛ Ч РМСУЛЕ ЪБЛТХЦЙМЙУС УФБЛБОЩ, чЩЪЩЧБАЭЕ УЧЕТЛБС ПУМЕРЙФЕМШОЩН УФЕЛМПН. юФП ЧЩ, ДЕТЪЛЙЕ, ЛТХЦЙФЕУШ, ЧЕДШ ОБУФТПЕО С ОЕ ЛТПФЛП. с РПЛМПООЙЛ ВПЗБ чБЛИБ, С ПФОЩОЕ УБН ОЕ УЧПК. б Ч УПУЕДОЕК ЪБМЕ РЕМЙ, Й РПЛБЮЙЧБМБУШ МПДЛБ, й УНЩЛБМЙУШ У РМЕУЛПН ЧПМОЩ ОБД ХУФБЧЫЕК ЗПМПЧПК. --------

рТПУОХМБУШ ХМЙГБ. зМСДЙФ, ХУФБМБС зМБЪБНЙ ИНХТЩНЙ ОЕНЩИ ПЛПО оБ МЙГБ УПООЩЕ, ПФ УФХЦЙ БМЩЕ, юФП ЗПОСФ ДХНБНЙ ХРПТОЩК УПО. рПЛТЩФЩ ЙОЕЕН ДЕТЕЧШС ЮЕТОЩЕ, -- уМЕДПН ФБЙОУФЧЕООЩН ЪБВБЧ ОПЮОЩИ, ч РБТЮЕ УЙСАЭЕК УФПСФ НЙОПТОЩЕ, лБЛ ВХДФП НЕТФЧЩЕ УТЕДЙ ЦЙЧЩИ. нЕМШЛБЕФ УЕТПЕ РБМШФП ЙЪНСФПЕ, жХТБЦЛБ У ЧЕОЮЙЛПН, ХОЩМЩК МЙЛ й ТХЛЙ ЛТБУОЩЕ, Л ХЫБН РТЙЦБФЩЕ, й ЮЕТОЩК ЖБТФХЮЕЛ УП УЧСЪЛПК ЛОЙЗ. рТПУОХМБУШ ХМЙГБ. зМСДЙФ, ХЗТАНБС

Источник